ВВЕДЕНИЕ

 

КОГНИТИВНАЯ ФИЛОСОФИЯ

ВВЕДЕНИЕ

Михаил Сухарев

Немного похоже на масло масляное…  Философия – это любовь к мудрости, высшей форме мышления. Когнитивное – это тоже что-то имеющее отношение к мышлению. Тогда когнитивная философия – это устремленность к высшей форме мышления, осуществляемая в мыслительной же форме…

Ну, и что? Чем прикажете исследовать мышление? Физику, химию можно исследовать не физикой и химией, а мышлением. Но мышление нельзя исследовать химией… Разве что, используя, как реактивы в нейрофизиологии, но понимать химией нельзя.

Следовательно, понимать мышление (вплоть даже до уровня мудрости) больше нечем, кроме самого мышления.  Однако мышление всегда пытались понять мышлением, и две тысячи лет назад, и сто лет назад. Но о «когнитивном» никто не говорил.  Почему в последние десять-двадцать лет стали ко всему подряд приклеивать ярлык  «когнитивности»?

Зачем придумывать новые термины, умножать сущности без необходимости? Так-то оно так, да не совсем. Когнитивный подход возник во второй половине XX века. Если старые философы пытались понять, как они думают, умозрительно, направляя мысленный взгляд внутрь себя, то исследователи XX века принялись изучать чужие мозги через микроскопы, начали записывать  электрические  импульсы, исходящие из мозга и запускать туда другие импульсы, стали действовать на испытуемых звуковыми и световыми импульсами, снимая все на пленку и фиксируя реакции с точностью до миллисекунды. Записывали сигналы, идущие по глазному нерву при предъявлении разных картинок…

Наконец, начали делать модели мозга, начиная с грубых подобий – прецептронов и искусственных нейронных сетей. Да, экспериментаторы, которые этим занимались, не очень думали о философии. Но они все вместе полностью изменяли философию знания. От умозрительного исследования к экспериментальному, к построению моделей химических и физических механизмов работы мозга.

Если старые философы пытались понять мышление сверху, от «мудрости», то когнитивисты пытаются понять его снизу, от нейронов и даже электрических импульсов и молекулярных процессов в мозге.

Да, конечно, от понимания того, как работает нейрон до понимания того, как работает мозг, еще тысячи шагов. Представим себе, что инопланетяне хотят аналогичным способом понять, как работает современный компьютер. Они вскрывают микросхемы, разбираются, как работает ячейка памяти, логические элементы И, ИЛИ, НЕ. Но как далеко от этого до того, чтобы понять, как работает система в целом. Даже поняв систему в целом, надо еще понять, что она нужна не сама по себе, а для исполнения программ. Догадавшись об этом, нужно выяснить, ЧТО она делает, исполняя программы.

И это еще не все. Даже если они поймут, как работает, например, редактор текстов (вводит и запоминает какие-то значки, сохраняет их на диск, выводит на экран), это еще не значит, что они поняли, зачем это он делает. Ведь значение слов не в виде групп знаков и даже не в их звучании, а в смысле, в том, что они обозначают.

А как понять, зачем нужен браузер или торрент-агент, если у вас есть только компьютер, без сети Интернет?

Но когнитивная философия, выходя за рамки отдельных экспериментов, предполагает, что мы способны пройти все эти тысячи шагов и понять, как работает мышление, отправляясь от элементарных сигналов в нейронах. Это совсем другое мысленное здание, чем то, что строили классические философы. Это очень сложная, многоэтажная система, где есть простейший сигнал, означающий свет или звук вообще, сумма сигналов, означающая какой-то образ, распознавание сумм сигналов, относящее образ к какому-то классу, есть такие классы классов, как "живые существа вообще" или «все химические процессы», есть научные парадигмы и так далее, и так далее…

Но это должна быть не разрозненная система знаний, а система, где все элементы и этажи взаимосвязаны, где можно пройти из одной точки в другую, не перепрыгивая через разрывы – так, как сейчас можно пройти в физике от элементарных частиц к атомам, а от них через физическую химию – к молекулам.

На сегодня возможность создания такой целостной системы знаний о знании – только предположение. Но предположение не совсем беспочвенное. Оно основывается на предшествующем развитии знания, в котором удалось разгадать множество, казавшихся неразрешимыми, загадок. При этом одни науки приходили на помощь другим, снова и снова доказывая, что мир един. Например, за счет чего горит Солнце?

Юлиус Роберт Майер в середине XIX века показал, что, если бы Солнце состояло из угля и кислорода, для нужной мощности излучения этого хватило бы только на четыре тысячи лет. Знание истории подсказывало, что во времена Сократа и Архимеда Солнце светило не меньше, чем в XIX веке. Уже относительно развитая в то время геология говорила о том, что история Земли насчитывает, по меньшей мере, сотни миллионов лет. То есть, идея химической реакции не проходила. О том же говорила развивающаяся палеонтология.

В 1853 году Герман Гельмгольц нашел другой источник энергии. Это потенциальная энергия массы солнца в ее собственном гравитационном поле. Расчет показал, что сжатия всего на 1,3 км. за тысячу лет достаточно для обеспечения энергии Солнца. Уже лучше, но за сто миллионов лет оно должно было бы потухнуть…

И только возникновение ядерной физики в XX веке дало разгадку источнику энергии звезд.

Это иллюстрация того, как для решения проблемы суммируются данные разных наук – геологии, истории, палеонтологии, астрономии, химии и физики. Напоминаю, что исторические хроники немало помогли астрономам (например, по сверхновым звездам), астрономия – физикам (в понимании квантовых, гравитационных, ядерных процессов), физики – палеонтологам (в определении возраста окаменелостей). Можно вспомнить еще много случаев, когда одна наука помогает другой. Оптика помогает сделать микроскоп для биологов. Нейрофизиология помогает кибернетикам разгадывать механизмы распознавания образов. Химия дает физикам и электронщикам сверхчистые материалы.

Так же совместные, скоординированные стремлением к познанию истины, усилия ученых разных наук создадут комплекс, систему знаний, способную объяснить даже то, что такое мудрость, как она устроена и как работает.

Но только вот что: копая снизу, не надо забывать о той части туннеля, которая уже прокопана старыми философами сверху. Не надо считать наивными или бесполезными достижения таких людей, как  Сократ, Аристотель или Гегель.

Причем, копая снизу вверх, надо все время иметь в виду старую часть туннеля, чтобы не промазать и не копать новый параллельно со старым, теряя лишние сто лет. А для того, чтобы не терять ее из виду, нужно знать, что писали и традиционные философы.

P.S. Итак, что же такое «когнитивная философия»? Это метанаука, стремящаяся понять мудрость, отправляясь от элементарных физических, химических, биологических процессов и их логического и диалектического смысла. Предупреждая упреки в механицизме и попытках «сведения» высшего к низшему, сообщаю: полная система когнитивной философии будет очень сложна. По мере количественного роста сложности она пройдет несколько качественных переходов, аналогичных качественным переходам реальной эволюции, когда эволюция материи на Земле преодолела переходы от физики к химии, от нее к биологии и далее к обществу и разуму.